Poly&Pro – сообщество специалистов полимерной отрасли, где можно найти
ответы или поделиться опытом!

Владислав Витальевич Коврига

Владислав Витальевич Коврига

Более пятидесяти лет в большой химии

В традиционной рубрике «Профи ЗВЕЗДЫ» рады представить вашему вниманию интервью с доктором технических наук, профессором Владиславом Витальевичем Ковригой, который 10 апреля 2021 года отмечает 85-летний юбилей. В разговоре с нами он предстал как яркая личность с великолепным чувством юмора. Сегодня профессор вспоминает о военном детстве и эвакуации, рассуждает о любви к Отечеству, химии и парусному спорту.

- Владислав Витальевич, насколько существенна роль семьи, родителей, бабушки и дедушки в Вашем личностном росте? Кто был настоящим примером?

- Главным примером для меня была и остаётся моя мать – Сегедина Тамара Васильевна, которая, будучи кандидатом наук, уехала в ссылку к мужу и двенадцать лет прожила на Колыме.

- Великая Отечественная война стала частью Вашего детства… Расскажите немного об этом периоде и об эвакуации в Оренбургскую область.

- Единственное, что отчетливо помню об эвакуации в Абдулино, как зимой 1941-1942 годов я потерял калошу с валенка. Это и огорчало, и тревожило одновременно. Зато очень обрадовало то, что весной, когда снег растаял, калоша нашлась. А еще помню семью лётчика Алексея Петровича Чулкова (комиссара полка дальних бомбардировщиков, в 1941 году бомбивших Берлин), которая жила с нами. В 1942 году Чулков погиб в бою, посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

- Голод, бомбежки… Вас это как-то коснулось? Семья сплотилась во время ВОВ? Кто или что поддерживало в те годы?

- Во время войны голод меня не коснулся – спасали рабочие продуктовые карточки. Зато хорошо помню бомбёжки летом 1941-го, когда мать вывозила меня с дачи детского сада. Ни о каком сплочении семьи не могло быть и речи. Мать (научный сотрудник Института железнодорожного транспорта) тогда моталась, в силу своих служебных обязанностей организуя железнодорожные перевозки. Тётя Нина рыла окопы под Москвой. Дядя был сапёром в армии. Старики – бабушка и дед – «пасли» меня.


Во время войны голод не коснулся – спасали рабочие продуктовые карточки. Зато хорошо помню бомбёжки летом 1941-го, когда мать вывозила меня с дачи детского сада.

- Помните ли День победы? Где его встретили?

- Сам День победы не помню, потому что встретил его на путях Белорусского вокзала.

- Школьные годы, которые начались в переломном 1943-м…Какими они стали для Вас? Помните ли учителей?

- Эти годы, как и все послевоенные, беззаботными назвать нельзя. Всех своих учителей мужской московской 659-ой школы помню по именам и отчествам, начиная с первого класса.

- Что, на Ваш взгляд, отличает мальчишек той поры от современных ребят?

- Мальчишки моей поры всё время дрались или сражались на деревянных мечах.

- И Вы?...

- Да, и я дрался практически ежедневно – как все. Современные дети, в отличие от нашего поколения, заняты гаджетами.

- А как Вы уберегаете от этой напасти своих внуков?

- Это уже работа их родителей, а не моя.

- Если выстроить систему жизненных ценностей, что для Вас будет на первом месте?

- Любовь к Отечеству. В русской армии умирали за веру, царя и Отечество. Я же человек не верующий, да и царя давно нет. Осталось одно Отечество, о чем я и пекусь.

- Любимый школьный предмет?

- Химия. С училкой повезло – Зинаида Василисковна Евтеева была большим специалистом своего дела. Она увлекала предметом, заставляла нас, мальчишек, осваивать дополнительные знания. По итогу, только в выпуске 1953–1954 годов у неё оказалось шесть профессоров химии: химфизика – О.Н. Карпухин, ИНЭОС – А.А. Аскадский, РХТУ – М.И. Штильман и Ю.В. Коршак, НИИПМ – В.В. Коврига и «Суперпласт» – И.А. Архипов.


Я не выбирал профессию, я выбирал химию. За меня в Московский институт тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова на специальность «Технологии резины» поступала моя мать.

- Что или кто повлиял на выбор профессии? Как оказались в полимерной индустрии?

- Я не выбирал профессию, я выбирал химию. За меня в Московский институт тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова в 1953 году поступала моя мать. На специальность «Технологии резины» её уговорил подать документы доцент кафедры «Технологии резины» Николай Степанович Ильин. Он сказал тогда: «Если сможет делать науку – будет делать, не сможет – будет работать на серьёзном производстве». Сейчас я ему очень благодарен, конечно. Ну, а в то время гонялся в Риге на чемпионате СССР по парусному спорту.

- Очень интересное увлечение. Как оно вошло в Вашу жизнь?

- Увлёкся случайно. В 1950 году пошёл в клуб «Крылья Советов» записываться в секцию борьбы. Но дверь туда была закрыта, зато рядом была открытая дверь секции парусного спорта – туда и записался – один раз и на всю жизнь. Последнюю регату выиграл в 2014 году, когда мне было семьдесят восемь лет. С 1976 года – яхтенный капитан без ограничения времени, акватории и парусности.

- Какой момент в судьбе стал поворотным?

- Поворотных моментов в моей судьбе не было, хотя меня могли посадить за метанольное отравление на Кусковском химическом заводе.

- Вот это да! А что случилось?

- В 1985 году на Кусковском химическом заводе, где я был Генеральным директором, произошло групповое отравление метанолом. Тогда восемнадцать человек погибло и пятьдесят два попали в институт Склифосовского. Это было серьезное ЧП. Следствие показало, что все восемнадцать погибших были проинструктированы об опасности метанольного отравления.


В 1985 году на Кусковском химическом заводе, где я был Генеральным директором, произошло групповое отравление метанолом. Тогда погибло восемнадцать человек.

- Расскажите немного о работе… Какие этапы развития своей трудовой биографии считаете основными?

- Ключевым моментом трудовой биографии считаю работу в НИИПМ – Научно-исследовательском институте пластических масс Министерства химической промышленности СССР. Там я прошёл все ступени: начальник лаборатории, секретарь парткома, заместитель директора по науке и Генеральный директор.

- Как туда попали? Сколько лет проработали? Легко ли складывалась такая удачная карьера?

- Попал в НИИПМ случайно. На кандидатской защите в МИТХТ присутствовали сотрудники НИИПМ, которым в то время был нужен начальник лаборатории механических испытаний. Они меня увидели на защите и позвали. Я согласился и в итоге проработал в этом институте с 1963 по 1996 год. Кстати, я ненавижу слово «карьера», и никогда карьерой не занимался. Все мои движения по службе определялись исключительно тем, что меня выбирали командиром мои товарищи, коллеги. Максимум в этой цепочке – пост избранного коллективом Генерального директора НИИПМ в 1988 году.

- Какими собственными достижениями гордитесь?

- Особенно горжусь двадцатью пятью подготовленными и «доведенными до защиты» кандидатами наук.

- Можете назвать кого-то из своих учеников конкретно? С кем из них поддерживаете отношения?

- Поддерживаю отношения со всеми. Выделять никого не хочу и не могу, ведь ученики – мои дети, я их всех люблю.

- Работа главным редактором в журнале «Пластические массы» – дело творческое, требующее больших временных ресурсов. Как все успевали?

- Работа в этом журнале требовала не столько творчества, сколько знания людей и обстановки. Пришлось решать на тот момент главную задачу – не допустить, чтобы журнал, основанный в 1932 году, погиб в «лихие девяностые» от элементарного безденежья.


Чтобы спасти журнал, мы обращались на предприятия и на фирмы... А также шли на разные авантюры, вплоть до того, что сотрудникам приходилось участвовать в финансовых пирамидах.

- Дело шло к развалу? Как удалось переломить ситуацию?

- Чтобы спасти журнал, за помощью мы обращались на предприятия, например завод «Карболит» (директор А.Н. Ветлов) и на фирмы, например, Dupont (вице-президент Dupont Europe – Марк Шрибер). А также шли на разные авантюры, вплоть до того, что сотрудникам приходилось участвовать в финансовых пирамидах. Худо-бедно это помогло пережить два самых трудных года и «добыть» дополнительные финансы, необходимые для выпуска минимального количества журналов.

- Для многих именитых полимерщиков Вы являетесь наставником, давшим путевку в жизнь. А Вы сами кого считаете своим учителем?

- У меня один учитель – доктор химических наук, профессор Валентин Евгеньевич Гуль.

- Везло ли на хороших людей? Друзей?

- Да, везло, и до сих пор везёт.

- С кем дружбу удалось пронести через всю жизнь?

- С товарищами яхтсменами, а также с товарищами по школе и институту.

- Семья, жена, дети… Удавалось ли уделять им столько времени, сколько хотелось?

- Так сложилось, что у меня три жены и четверо детей. Дети сами выбрали свои дороги, я очень рад, что они все любят друг друга и меня, а я – их. Не знаю, было бы для них полезно, если бы я уделял им больше времени… У них свои взгляды на жизнь.

- Но ведь есть и что-то общее?..

- Конечно. То, что мы крепко генетически связаны друг с другом.

- Что в жизни делало Вас счастливым?

- Хождение на яхте.

- Как часто удается это делать?

- Лет десять – пятнадцать тому назад этому увлечению были посвящены все мои отпуска. Я много раз ходил из Москвы на Онежское озеро. Кроме того, были Балтийское и Средиземное моря.

- Над чем работаете сегодня, накануне юбилея? Какие планы строите в наступившем третьем десятилетии XXI века?

- Если Бог даст – надеюсь выпустить ещё трёх кандидатов.

БЛИЦ - ИНТЕРВЬЮ

- Любимая цифра?
- 13. Она была со мной рядом всю жизнь. Моя мать родилась в 1913-м году, номер моего комсомольского билета заканчивался на 13. Постоянное общение с цифрой не доставляло мне никаких хлопот.

- Любимое блюдо?
- Картофельное пюре.

- Любимая песня?
- «А нам всё равно»

- Любимый кинофильм?
- «Морские дьяволы».

- Любимая книга?
- Энциклопедия.

- Любимый отдых?
- На воде.

- Любимое хобби?
- Яхтинг.

- Ваша слабость?
- Не могу ни разу подтянуться.

- Ваша сила?
- В голове.

- Ваша гордость?
- Мой младший внук – Игнатий Богданович Коврига.

- Ваша мечта?
- Доживём до понедельника.

- Ваше жизненное кредо?
- Трясти надо… Помните анекдот про обезьянку?..

Материал подготовила Елена ПЕНИНА.

 

10.04.2021 0 952
Вернуться к списку