Poly&Pro – сообщество специалистов полимерной отрасли, где можно найти
ответы или поделиться опытом!
Реклама

Рустам Якубович Дебердеев

Рустам Якубович Дебердеев
«Мне везет на хороших людей»
Мы продолжаем знакомить вас с профессионалами отрасли, которые внесли большой вклад в ее развитие. Рустам Якубович рассказал нам о своей жизни: как прагматизм может привести в науку, как любовь может помешать учебе, почему он не стал покорять Москву. И еще – о друзьях, о работе и, конечно, о своих исследованиях.

Официально:
Профессор кафедры «Технологии переработки полимеров и композиционных материалов» Казанского научно-технологического университета, доктор технических наук, Заслуженный деятель науки Российской Федерации и Республики Татарстан, Лауреат государственных премий РТ и РФ в области науки и техники.

- Вы взрослели вместе со страной, которая восстанавливалась после разрухи. Что Вам больше всего запомнилось из Вашего детства и отрочества?
- Я жил в деревне и видел только увеличение количества сельскохозяйственной и автомобильной техники. После школы я работал шофером, затем служил в армии. После окончания службы поступил в Казанский химико-технологический институт, а после постепенно пришло понимание развития общества и промышленности.

- Вы пошли в армию не сразу после окончания школы. Помогло ли это чувствовать себя увереннее во время службы?
- В то время любой мальчишка, особенно деревенский, служил в армии, это было естественным процессом, а число солдат со средним образованием было не велико. Сегодня все изменилось… Правители, которые стоят у власти, не хотят, чтобы их дети служили в армии. А если бы сделали так: хочешь на государственную службу – служи в армии, все встало бы на свои места. И служили бы все. Это просто решается, только этим или не занимаются, или сознательно блокируют. Когда я поступал учиться в институт в1962 году, на курсе было примерно 80 ребят, из них 75 служили в армии. Многие из них добились очень многого в жизни. Конечно, система образования была другая – мы учились, как по Конфуцию, учились учиться, и отсюда все шло. А богатая и сытая жизнь меняет психологию человека, а если этому способствует руководство образования, то в конечном итоге – приводит к снижению уровня образования, а в недалёком будущем - к ещё худшему…

Цитата в тему:
Учитесь так, словно вы постоянно ощущаете нехватку своих знаний, и так, словно вы постоянно боитесь растерять свои знания. Конфуций.

- Что Вам дала служба в армии?
- Во-первых, я увидел новый мир, подвергся системе принуждения – это для молодого человека бывает очень важно. Все, что я видел до этого, было как в ограниченном пространстве. Во-вторых, я познакомился с массой новых людей, талантливых. Среди офицеров было много участников войны, а это иной принцип подчинения. Мой непрямой начальник – подполковник Игнатенко Илья Степанович - иконостас на полгруди (4 раза горел в танке), майор Лебедько – бывший командир роты штрафбата. Кстати, среди солдат-товарищей человек 15 было из Самары – Витя Кулаков, Слава Андреев и др. Тогда и много москвичей со мной служило. Каждый человек – как губка: он впитывает культуру при общении с людьми. Во многом это закладывается воспитанием и учёбой в школе. А когда этого нет, сколько ни качай в человека информацию, все равно толку не будет. Это жизнь, естественный отбор.

- Начало Вашего профессионального пути не было связано ни с химией, ни с полимерами. Что Вас привело в эту тему?


- Вообще там хитрость была. Последний третий год я служил с ребятами из Москвы, и ездили вместе учиться на курсы подготовки к поступлению в вуз. Они говорят: «Мы поедем поступать в Москву, в МИФИ, поехали с нами! И я собрался ехать в Москву. Но тут приходит приказ: тот, кто не поступил в институт, возвращается обратно в часть. И я говорю: «Нет, ребята, я не поеду. Если не поступлю, что же – опять служить?» И я поехал в Казань в Химико-технологический институт и поступил. Вот к чему приводит прагматизм. А тем более рядом с домом родителей стал строиться Нижнекамский нефтехимический комбинат, но жизнь сложилась так, что мне предложили учиться в аспирантуре – по тем временам это синекура, особенно для деревенского мальчишки.

- Вы учились в Казанском химико-технологическом институте, там же защищали диссертацию. Не было стремления покорить Москву?
- До окончания института я женился и у нас жизнь налаживалась, я работал на кафедре и мне было интересно работать. Моя кандидатская диссертация была связана с производством труб, и я уже тогда получал металлопластиковые трубы – в те далекие годы никто еще об этом не помышлял. Потом меня попросили перейти на другую кафедру и я стал заниматься лаками и красками, в том числе – порошковыми. Разрабатывал защитные покрытия для трубопроводов, вместе с Уральским НИИ Трубной промышленности и РЭУ «Мосэнерго». Жизнь интересная штука, особенно во времена перемен. В 1989 – 1990 были приняты два решения: Министерство энергетики СССР по технологии, которую мы разработали вместе с Мосэнерго, о строительстве 13 цехов по антикоррозионной защите фурнитур трубопроводов по всему Советскому Союзу. Минчермет СССР решил, что на Волжском трубном заводе нужно открыть участок по антикоррозионной защите трубопроводов на основе порошкового ПЭ по разработанной нами технологии. Но Союз рухнул и все остановилось…
А в Москву – нет… У меня много друзей там. Всеволод Васильевич Абрамов, И.Д. Симонов-Емельянов, Игорь Цапенко и другие - из тех, кого вы знаете и которые присутствуют здесь на конференции. Всеволод Васильевич - это действительно патриарх развития переработки пластмасс. Всеволод Васильевич - человек умный, знающий и добропорядочный, а для людей, имеющих такой высокий статус, понятие добропорядочности – редкое явление. Мне везет на хороших людей. А насчет Москвы – нужно жить, опираясь на родную землю, где родился, там и пригодился.

- Сын пошел по Вашим стопам…
- Мне повезло, возможно, я был для него примером. Я никогда с ним на эту тему не говорил. Так получилось, что он учился в физико-математической школе, и когда поступил в вуз, учеба у него легко пошла. Красный диплом и всё самостоятельно. Я учился так – четверки, пятерки иногда тройки… Стипендию дают – меня все устраивает. Более того – один раз получил подряд три двойки. Оказалось, состояние любви - это тяжелая вещь для учебы. Вот и мучаюсь до сих пор с этой любовью (смеется). С женой мы живем более 50 лет. А сын, известный в России учёный, сегодня заменил меня на заведовании кафедрой.

- Как супруга относится к Вашему с сыном «семейному подряду»?
- Нормально. Она тоже работает преподавателем. Так что и меня постоянно воспитывает, и его не забывает. В доме должен быть порядок - единоначалие.

- И о науке. Несколько Ваших статей посвящено теме биоразлагаемых материалов. Какие механизмы нужны, чтобы они пришли на замену обычным пластикам?


- Я не оракул, и не знаю всех механизмов. Организация этого дела – это задача Министерства промышленности и торговли РФ, хотя многие с большим удовольствием этим занялись бы. В Китае просто приходят люди, получают кредит и организуют производство, а у нас не получишь ничего. Но хотим мы этого или не хотим, тема будет актуальна, потому что слишком засорена природа. Нужны новые биоразлагаемые системы – доступные по цене и хорошего качества. Мы создали ряд таких композиций. Коллектив подобрался успешный: академик А.А. Берлин, профессора Е.А. Межуев, И.И. Штильман и др. Нужен интерес и финансовая поддержка этих мероприятий. В то же время в Евросоюзе пытались с 2010 года создать производства биоразлагаемых систем и ограничить обычную полимерную упаковку. Были выделены большие деньги, но дело не пошло. Слишком дорогие ингредиенты, а у нас простые и доступные, но нужны организационные мероприятия…Пока не будет четких механизмов организации производства, всё останется пустыми разговорами и, к сожалению, это касается многих проблем экономики.

- Какие направления работы кафедры Вы сейчас развиваете наиболее активно?
- Так исторически сложилось, что наша технологическая кафедра, совместно с И.А. Барвинским, стала первой, где стали готовиться и внедряться компьютерные технологии по проектированию технологической оснастки. Давно мы занимаемся композиционными материалами разного типа. Занимаемся твердофазным синтезом, обычно процесс производства готового продукта занимает много часов мокрым методом (по стандартной технологии), а у нас три минуты. Молодой парень Александр Момзяков успешно развивает это направление. Проект по целлюлозе – в нем наша задача найти решение, получить наноцеллюлозу (я уже говорил об этом в докладе). Важное направление - термостойкие суперконструкционные материалы. В России таких нет, и их не продают в Россию. Технология производства сложная. Но мы достигли хороших результатов. Кроме того, кафедра традиционно занимается синтезом гиперразветвлённых полимеров, эпоксидных систем, композиционных материалов различного типа и назначения.
На смену нам приходят молодые, инициативные, думаю, я еще не всё сделал для их становления. Поработаем…. Да здравствует зелёное древо жизни!!!

Вернуться к списку
Реклама