Poly&Pro – сообщество специалистов полимерной отрасли, где можно найти
ответы или поделиться опытом!

Ольга Борисовна Ушакова

Ольга Борисовна Ушакова

«Ученики никогда не бывают бывшими!»

В традиционной рубрике «Профи ЗВЁЗДЫ» мы рассказываем о судьбах специалистов-полимерщиков самого высокого уровня. Все они, ученые с мировым именем, крупные производственники и выдающиеся педагоги, как правило, мужчины.
Сегодня же у нас в гостях очаровательная женщина. Доцент, кандидат технических наук и Почетный работник высшего профессионального образования РФ – Ольга Борисовна УШАКОВА. Немало профи от полимерной индустрии делали свои первые шаги в профессии, слушая именно ее лекции, выполняя дипломные работы под ее руководством.

Она известна профессиональному сообществу как специалист в области рециклинга и переработки ПКМ на основе вторичных полимеров, автор курсов «Ресурсосберегающие и природоохранные технологии в переработке пластмасс», «Технология производства полимерных композиционных материалов», читает также базовый для всех переработчиков курс «Технология переработки пластических масс».

Мы рады, что Ольга Борисовна согласилась дать интервью нашему порталу. Разговор шел о любви к точным наукам, химии и столярному ремеслу, о несбывшейся мечте стать летчицей и о неисправимом стремлении всю себя посвящать работе. Присоединяйтесь, дорогие читатели, будет интересно.

- Ольга Борисовна, с кем или чем Вы ассоциируете свое детство?

- С бабушкой – Сафроновой Серафимой Васильевной. С ней и с дедушкой я жила до шестнадцати лет и считаю себя полностью ее дочкой. Она научила меня порядочному отношению к людям, к учебе и работе, я многим ей обязана.

- Почему получилось, что жили не с родителями?

- Болела много в детстве: в детский сад ходила максимум неделю, потом месяц лечили, и начиналось все сначала… Мама – Галина Тимофеевна Ушакова – тогда работала в школе и не могла постоянно брать больничные, вот бабушка и взяла на себя заботы обо мне. Удобно было – школа располагалась около ее дома, поэтому, учась в первом классе, я жила у нее.

Когда же немного повзрослела и в 1955 году папу – Ушакова Бориса Сергеевича – назначили управляющим трестом «Апатитстрой», вся семья переехала в Апатиты. Как тогда было принято, родители полностью посвящали себя работе, а я и на севере часто болела, поэтому снова решено было отправить меня к бабушке в Тамбов.


Школа во время войны была переоборудована под госпиталь, поэтому приходилось проводить занятия дома, и эта система продолжалась вплоть до 1949 года. Писали на обратной стороне обоев, на полях газет. И я тоже училась вместе со всеми

- Каким вспоминаете детство?

- Достаточно счастливым, согретым бабушкиным теплом, ее рассказами о своих родителях, о войне, воспоминания о которой были еще очень яркими в то время. Помню, что бабушка говорила о трудностях, которые пришлось пережить семье, о том, как приходилось ходить за три километра в ближайший лес собирать шишки, чтобы топить ими и готовить. Старые вещи перешивали и продавали на рынке, обменивали на продукты. По словам бабушки, зарплаты отца хватало на то, чтобы покупать мне молоко. Словом, жили как все…

Бабушка моя была очень интеллигентным человеком, Заслуженным учителем России, награждена Орденом Трудового Красного Знамени и Орденом Ленина. Она работала учителем младших классов. А школа, кстати, во время войны была переоборудована под госпиталь, поэтому ей приходилось проводить занятия дома, и эта система продолжалась вплоть до 1949 года. Обучение детей грамоте и счету проходило в две смены за нашим большущим семейным столом. Писали на обратной стороне обоев, на полях газет. И я тоже училась вместе со всеми.

- В семье были фронтовики?

- Конечно... Война всех задела. Дядя воевал, и папа тоже – пошел добровольцем в июле 1941 года, окончил курсы «Выстрел». Был не единожды ранен. Последний раз, в июле 1942-го, весьма тяжело: во время боев под Сталинградом, когда был оставлен в составе группы, прикрывавшей отход полка. После госпиталя вернулся домой в Тамбов, и в 1943 году они с мамой поженились.

Иногда я пыталась расспрашивать отца про войну, но он как-то не любил об этом вспоминать, хотя на встречи фронтовиков в Парк культуры мы с ним ходили и некоторые однополчане бывали у нас дома. Уже когда я подросла, бабушка и мама рассказывали разные фронтовые истории с его слов. Например, о том, как во время формирования новых подразделений в Ишиме было очень голодно, поэтому некоторые солдаты за провизией мотались в самоволку на гражданку по окрестным селам. Выпрашивали и даже отбирали продукты у местного населения. Конечно, имели потом определенные неприятности…

В 1945 году папа в составе группы инженеров выполнял специальное задание нашего Правительства в Германии и рассказывал потом, как удалось опередить американцев – вывезти оборудование, предназначавшееся для специальных химических технологий. У отца было много правительственных наград, в том числе и орден Красной Звезды за эту работу. Кстати, с его стороны все мои родственники – медики с дореволюционным стажем.

- А мама?

- Она в 1941-м и всю половину 1942 года училась в педагогическом институте им. В.И. Ленина в Москве, а потом перевелась в Тамбовский пединститут. Жила с родителями в Тамбове и тоже помогала стране, чем могла. Например, работала в районе Солнечногорска на строительстве оборонительных сооружений, а во время налетов вражеской авиации на Москву, вместе с сокурсницами в составе отряда ВОХР дежурила на заводе «Красный Пролетарий» на Малой Калужской. Приходилось и зажигалки тушить... В Тамбове же девушки-студентки дежурили в госпитале.


Я всегда стремилась анализировать материал и находить новую информацию, смотреть на вопрос шире, чем требуется в рамках задания. За эти навыки я благодарна бабушке и маме до сих пор. Они очень помогли мне в жизни

- Ольга Борисовна, получается, что Вы родом из семьи типичной советской интеллигенции. Не удивительно, что продолжили одну из династий…

- Да, не сразу, но выбрала педагогическую. Помню, что меня с детских лет тянуло к точным наукам. И с учителем повезло – в школе у нас была очень сильная преподаватель химии – Нина Яковлевна Владыкина, которая в свое время училась в аспирантуре МГУ, но, не защитив диссертации из-за военных событий, работала в нашей тамбовской школе. Она была безмерно увлечена своим предметом и собрала вокруг себя круг единомышленников. Любителей химии, оказалось несколько человек и нам доверяли ключ от химического кабинета. Там мы могли делать простые опыты самостоятельно! Это и оказалось началом моей профессиональной жизни. Постепенно я стала интересоваться не чистой химией, а технологиями. Отчасти подтолкнуло к этому то, что в Тамбове, где я окончила школу, к концу войны было сосредоточено 33 % от объема всего химического машиностроения страны, в том числе – несколько крупных предприятия химической промышленности. А еще мой папа работал тогда управляющим трестом «Тамбовхимпромстрой» и в воскресные дни брал меня с собой на строящиеся объекты. В то время для меня это было самым большим счастьем – побыть вместе с отцом, ведь он работал каждый день с восьми утра и до позднего вечера, и мы мало видели его дома. На стройке я лазила с этажа на этаж по лесам, задавала вопросы рабочим, а сама подмечала как папа спокойно, не повышая голоса, разговаривает с людьми, даже если видит серьезные просчеты.

Мама, кстати, тоже была трудоголиком. Меня к труду и к ответственности тоже с детства приучала. Можно было по дому что-то не сделать – за это не ругали, даже внимания могли не обратить, но вот позволить себе не выучить уроки я не могла. Бабушка говорила, что есть слова «хочу» и «надо». Поэтому, если тебе что-то поручено, непременно надо сделать. Вот я и росла очень ответственной: после занятий в школе, секции настольного тенниса и обучения в физико-математической школе при пединституте, шла домой уроки учить допоздна, а потом еще решала интересные задачи, читала. Я всегда стремилась анализировать материал и находить новую информацию, смотреть на вопрос шире, чем требуется в рамках задания. За эти навыки я благодарна бабушке и маме до сих пор. Они очень помогли мне в жизни.

- А когда переехали в Москву?

- Я родилась в Москве, и родители жили в бараке на территории Дербеневского химзавода, а в 1946 году приняли решение поехать в Тамбов, где жили и работали до 1955 года. В 1964 году отца перевели работать в столицу, да и мне пришло время поступать в вуз. Школу же я окончила в Тамбове.

- Сразу выбрали МИТХТ имени Ломоносова?

- Нет. Я поступала на химфак МГУ, но не добрала одного балла – по физике получила четверку, так как в тот год был очень большой конкурс из-за двойного выпуска – больше пятидесяти человек на место. Родители предложили поступать в МИХМ – родной институт отца, но я принципиально выбрала Московский институт тонких химических технологий и не жалею, потому что в этом вузе из меня вырастили (в прямом смысле этого слова) не только инженера, исследователя, но еще и педагога. К тому же в те годы в МИТХТ и химия, и технические дисциплины преподавались на высочайшем уровне. До сих пор голоса лекторов помню: Ольги Николаевны Цубербиллер – аналитическая геометрия и математический анализ, Ниссона Ильича Гильперина – процессы и аппараты, Ивана Владимировича Тананаева – неорганическая химия, Михаила Михайловича Сущинского – физика...

- Как определились с кафедрой?

- Вариантов не было – среди моих игрушек в детстве были отрезки сварных труб из ПВХ, производство которых осваивали на ТКМЗ… А если серьезно, то в начале 1960-х полимеры были очень перспективны. Поэтому выбрала кафедру технологии переработки пластмасс. В 1970 году успешно окончила МИТХТ, в 1973-м – защитила кандидатскую диссертацию по перспективной теме «Физико-химические свойства смесей вторичного полиэтилена и полиамида 6». Она была связана со вторичной переработкой пластмасс. То есть, понимаете, уже тогда вопрос стоял о смесях пластмасс. Это было достаточно новое направление, в отличие от смесей каучуков, основой резины. О смесях термопластов говорили так: «Зачем их смешивать, если они термодинамически не совместимы и будут разваливаться?». Мы же доказывали обратное. Оппонентом диссертации у меня были выдающиеся ученые – Елена Борисовна Тростянская и Валерий Николаевич Кулезнев. Руководителями – Павел Игнатьевич Зубов и Виктор Михайлович Мелехин. Я попала в хорошие руки Григория Васильевича Сагалаева – создателя нашей кафедры и в течение семнадцати лет ее заведующего. Он меня далеко не отпускал, все время держал под наблюдением. В итоге – вовремя и успешно защитилась. Предложили остаться работать на кафедре младшим научным сотрудником. Это, если коротко.


О смесях термопластов говорили так: «Зачем их смешивать, если они термодинамически не совместимы и будут разваливаться?». Мы же доказывали обратное

- А если немного подробнее?..

- Вообще склонность к технике появилась еще в школьные годы. Для меня уже тогда не было проблемой отличить втулку от шестеренки, разобрать и собрать велосипед. Из предметов, наряду с химией и математикой, легко мне давались черчение и начертательная геометрия. А еще всегда хотелось что-то мастерить руками. Поэтому, когда в школах ввели обязательное политехническое образование, я, вместе с мальчишками, вызвалась осваивать столярное дело, вместо того чтобы с девочками, как было предложено, проходить практику продавцом промтоварного магазина. В великолепно оборудованной мастерской с токарными и слесарными станками я с удовольствием работала с деревом, собственными руками делая для школы самые разные вещи. В итоге вместе с мальчишками-одноклассниками освоила профессию столяр-краснодеревщик. До сих пор запах свежего оструганного дерева у меня вызывает приятные воспоминания. Сейчас, к сожалению, столярничаю редко, но на даче есть небольшой токарный станочек и иногда руки до него все же доходят.

- А в студенческие годы чем предпочитали заниматься?

- Как и вся молодежь: дружить, ходить в походы, болтать на «дырке» – внутренний балкон в корпусе на Пироговке, играть в КВН, жить!

Наша группа была очень дружной: двадцать четыре человека поступило, и двадцать четыре – выпустились, отличались мы взаимовыручкой и поддержкой. Часто собирались у меня дома, благо в семье придерживались принципа «открытых дверей», любили вместе готовиться к экзаменам – «гоняли» друг друга по всему курсу и даже троечники знали практически весь объем материала. Своим студентам сегодня я тоже говорю, что данная система подготовки самая эффективная. Ну, а с однокурсниками мы до сих пор общаемся, иногда собираемся вместе, хотя уже некоторых нет с нами, к сожалению…

Что касается любви, то в этой области было все просто. Еще со школьных лет у меня была дружеская симпатия – Володя Нагорнов. Постепенно, к студенческому возрасту, симпатия переросла в нечто большее и со временем мы поженились. Он – военнослужащий, окончил военное училище и был период, когда больше года я летала к Володе в Казахстан. Потом муж перевелся в Подмосковье и лишь спустя годы «осел» в Москве. В браке мы уже почти 53 года.

- Задам банальный, но такой насущный сегодня вопрос: в чем секрет счастливых семейных отношений?

- Я его для себя, глядя на родителей, сформулировала так: если муж тебя чем-то разозлил или огорчил – сначала промолчи, а вот спустя некоторое время уже можно все высказать! Проверено – работает!

- Как удавалось сочетать семью и работу?

- К тому времени, когда осталась работать на кафедре, у нас уже был сын. Я и согласилась-то отчасти из-за того, что отпуск в вузах именно летом – для семейного человека это большой плюс. Постепенно меня стали привлекать к проведению занятий, руководству дипломниками, а через какое-то время был объявлен конкурс на ассистента, потом – на доцента. С 1982 года и по сей день, я работаю доцентом, заместителем заведующего кафедрой.


Мои родители не указывали напрямую что делать, но я видела, как они жили, трудились, принимали непростые решения… Их пример и был моей путеводной звездой. Так же, как и они, всю жизнь стараюсь следовать правилу: «Делай как я!», а не «Делай, как я говорю!»

- Своих детей воспитывали строго?

- Я бы не сказала, что мучила их воспитанием. Однажды дочка даже упрекнула меня в том, что я ее практически не воспитывала... Но, оглядываясь назад, понимаю, что, скорее всего, делала все правильно, воспитывая сына и дочь собственным примером, а не нудными нотациями и бесполезными навязчивыми нравоучениями. Когда ребята росли – с ними проблем, как и с внуками теперь, не было. В результате оба окончили кафедру «Полимерсервис» МИХМа (московского института хороших мальчиков), стали достойными людьми и грамотными специалистами. Но беда не обошла стороной – в 2004 году сын погиб из-за травм, полученных в жутком ДТП…

Мои родители, кстати, также воспитывали и меня: не указывали напрямую что делать, но я видела, как они жили, трудились, принимали непростые решения… Их пример и был моей путеводной звездой. Так же, как и они, всю жизнь стараюсь следовать правилу: «Делай как я!», а не «Делай, как я говорю!». Поэтому уже в пять лет дочка понимала, что мама много работает, и старалась по-детски чем-то помочь. Например, однажды, когда заболела, попросила дать ей какую-нибудь таблеточку, чтобы быстрее выздороветь и отпустить меня на работу. Я запомнила это на всю жизнь. Сын лет с трех уже приходил со мной на кафедру и с большим удовольствием нажимал на кнопки литьевой машины, получая в «награду» лопатки, с усердием красил пресс в период летних ремонтов.

А еще мои дети никогда не слышали в доме грубых слов. Мы с мужем, как в свое время и наши родители, в присутствии детей – да и наедине – их просто не употребляли. Деньги в семье также никогда не были главным моментом, с какими бы тяжелыми проблемами жизнь не сталкивала. Зато работа до сих пор стоит на первом плане. Трудоголизм, видимо, передался мне по наследству.

- А внуки пошли по Вашим стопам?

- Да нет, ребята осваивают другие профессии. Один учится в Первом медицинском университете имени Сеченова на третьем курсе, второй – в Российском экономическом университете имени Плеханова, третий – в Высшей школе экономики. И я, кстати, рада, что он выбрал прикладную математику, а не менеджмент. Самому младшему только шесть лет и на следующий год он собирается в первый класс. Как бы его не избаловать – всеобщий любимец…


Задумок много: хочется и новые методические пособия сделать для студентов, и больше времени уделять перспективным ребятам. Жаль, что в сутках только двадцать четыре часа!

- Если вернуться к разговору о профессии, хочется спросить: современные цифровые технологии Вам, как преподавателю, хотя бы частично облегчили нагрузку?

- Да я бы не сказала… Работы всегда хватает. Задумок много: хочется и новые методические пособия сделать для студентов, и больше времени уделять перспективным ребятам. Жаль, что в сутках только двадцать четыре часа!

Что касается цифровых технологий, то в этом вопросе как раз зачастую приходится прибегать к помощи студентов, которые буквально родились с гаджетами в руках. В этом, конечно, у современной молодежи несомненное преимущество перед старшим поколением. Есть такие, кто действительно, хорошо разбирается в современных цифровых инструментах, более раскрепощены и «продвинуты». Во многом они меня тоже учат, подсказывают, как разобраться c платформами для дистанционных занятий. Но, хочу заметить, что «дистант» – это не образование, а лишь передача информации.

- Ваши ученики. Что они для Вас значат?

- Для меня ученики не бывают бывшими. Они навсегда остаются моими и мне всегда интересно знать, как складывается их судьба.

Встречаюсь с ними, уже крупными специалистами, на выставках, конференциях. Ребята, а среди них есть уже бабушки-дедушки, всегда интересуются жизнью родной кафедры, по возможности, приезжают, помогают. Это очень приятно. Для меня вообще очень важно общение со своими студентами – обратная связь. Хочется подготовить как можно больше высококвалифицированных инженерных кадров, чтобы на наши предприятия приходили люди, способные организовать нормальный технологический процесс и для которых не было бы проблемой посчитать, к примеру, объем цилиндра… Для некоторых современных студентов это, к сожалению, уже трудно.

О.Б. Ушакова с выпускниками

- Почему так происходит?..

- Для многих сегодня деньги решают все и на первом месте не учеба, а заработок. Это, при отсутствии навыков и желания работать, приводит к троечному уровню. Но, безусловно, есть очень талантливые, думающие ребята, которые интересуются наукой и профессией, ставят перед собой серьезные задачи. Их все меньше, но они есть! Вот ради них и хочется еще трудиться! Хотя психологически делать это все труднее. Раньше легче и интереснее было, так как была практика на заводах. Особенно я любила работать с вечерниками, потому что почти каждое занятие превращалась в реальное обсуждение производственных проблем, шел живой обмен мнениями, часто спорили, но всегда старались найти решение. А сейчас после лекции и вопросов-то не задают…

А еще я часто вспоминаю времена, когда было много иностранных студентов. Например, из ГДР, с Кубы, из Польши. Это были очень способные ребята. С некоторыми до сих под поддерживаем деловые контакты, встречаемся. Жаль, что потеряли связи с кубинцами. Они всегда отличались грамотностью, интересом к профессии и честностью. У них вопрос стоял так: если заметили со списыванием, то ты из Советского союза будешь выдворен и больше ни в один вуз не поступишь. Как правило, они все великолепно владели русским языком. Зачастую даже лучше наших студентов. А вот с ребятами из Ирака общаемся по сей день. Некоторые из них окончили нашу аспирантуру и работают в самых разных направлениях, вплоть до Министерства иностранных дел своей страны.

- Что-то хочется изменить, оглядываясь назад?

- Нет. И это главное. Я ни о чем не сожалею. Даже о том, что не стала защищать докторскую в свое время. Статус, конечно, важен, но определяет далеко не все. Научные исследования, безусловно, мне интересны, но я – женщина, поэтому могу спокойно уступить пальму карьерного первенства мужчинам. Они все умело систематизируют, обобщают, публикуют, продвигают… Словом, являются тем самым локомотивом, движение которого обеспечивают помощники. Как правило, эти помощники – мы, женщины. Часто именно в этом женская миссия и состоит. Я – преподаватель, который очень любит свою профессию. Она мне дает возможность реализовывать себя. Люблю и свою родную кафедру, которая, в свое время, была организована Григорием Васильевичем Сагалаевым. Горжусь, что повезло работать вместе с этим замечательным инженером, организатором, ученым – одним из тех, кто создавал отрасль переработки пластмасс. С большим уважением относилась и отношусь к Валерию Николаевичу Кулезневу, который сменил Г.В. Сагалаева на посту заведующего нашей кафедрой и тридцать лет ею руководил. Горжусь также и тем, что посчастливилось принимать участие в формировании традиций нашей вузовской МИТХаТянской школы. Это дорогого стоит!

- Удается ли хоть как-то отдыхать?

- Не часто, но, когда есть время, летом люблю ходить за грибами, за земляникой и малиной. Это для меня основное. Есть дачный участок, но, как правило, им занимается муж, так как я очень часто и летом бываю занята. Поэтому отдыхать много не получается пока, да и не умею я этого делать. Даже хобби у меня нет. Охотно выбираюсь с друзьями или с выпускниками в театр или на концерт, но это получается не так уж часто. Потому что постоянно что-то надо сделать по работе. И это никак не исправить!

БЛИЦ - ИНТЕРВЬЮ

- Любите ли Вы готовить?
- Каждый день – нет, но к праздничному столу, конечно, хочется использовать мамины и бабушкины рецепты.

- Ваше любимое блюдо?
- Мамин весенний салат: яблоки, лук и сметана. Мои домашние могут его есть бесконечно!

- Ваше любимое время года?
- Лето, потому что чуть-чуть можно вздохнуть от работы и погреться на солнышке.

- Ваша любимая песня?
- «Надежда» Пахмутовой и Добронравова.

- Ваша любимая книга?
- Виссариона Саянова «Небо и земля» о становлении нашей российской авиации, о первых летчиках, которые летали на французских самолетах. Как прочитала в шесть лет, так и «заболела» небом на всю жизнь.

- Ваша детская мечта?
- Очень хотелось стать летчицей.

- Ваш любимый фильм?
- «В бой идут одни старики» Леонида Быкова. Опять про авиацию. Никуда мне от нее не деться.

- Как справляетесь со стрессами?
- С помощью любимой книги. Когда тошно становится, сажусь и читаю ее. Саянов, к слову, за эту книгу был награжден Сталинской премией. До сих пор она у меня стоит дома… Потрепалась, конечно, но «душу отвести» с ней можно.

- Что Вас может «вывести из себя»?
- Рабочие моменты. Например, когда ведешь занятие и понимаешь, что никому кроме тебя и еще трех студентов это не нужно…Или, когда из двухсот человек на потоке, лекцию слушают всего восемьдесят. Тогда невольно задаешься вопросом: зачем готовиться и что-то искать? Зачем вообще столько лет работать? Держимся только ради тех студентов, которым учеба действительно интересна. Таких видно практически сразу. На них вся надежда! И конечно, бесконечные изменения учебных планов, необходимость готовить справки – все бумаготворчество, от которого страдают сегодня вузовские преподаватели. Не нравится отсутствие научных сотрудников и почти полное отсутствие инженерного персонала на кафедрах.

- Что подразумеваете под словом «успех»?
- Никогда не задумывалась об этом… Вероятно, успех для меня – это ребята-выпускники. Если у них все сложилось нормально, если они признаны в своей отрасли, если они ведут какие-то серьезные дела – значит все не зря.

- Кем или чем гордитесь?
- Ими же, своими выпускниками, особенно теми, кто сумел реализовать себя в профессии. Многие до сих пор мне звонят, и мы прекрасно общаемся, даже с теми, кто заканчивал обучение в далеком 1971 году, когда я сама еще была аспиранткой.

- Что в жизни имеет для Вас особенную ценность?
- Добрые связи с учениками. Здоровье моих близких, успехи внуков.

- Можете охарактеризовать себя в трех словах?
- Могу даже в одном – трудоголик.

- Ваш девиз?
- Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Поверьте, это работает.

Материал подготовила Елена ПЕНИНА.
Фото из личного архива О.Б. Ушаковой



03.12.2021 0 74
Вернуться к списку