Poly&Pro – сообщество специалистов полимерной отрасли, где можно найти
ответы или поделиться опытом!

Михаэль Мандель

Михаэль Мандель

«Я опытный комсомолец»

Мы продолжаем знакомить вас, дорогие читатели, с давно известными вам людьми – профессионалами своего дела.

Представляем вам Михаэля Манделя, с которым постоянные участники выставок «Интерпластика» и «Упаковка» уже практически сроднились. А если вы побывали со стендом или как посетитель на K-Show в Дюссельдорфе, то точно знаете, кто лучший «гип-гип-уральщик» компании Messe Düsseldorf GmbH… да и всей полимерной отрасли.



Официально:
Михаэль Мандель – заместитель генерального директора ООО «Мессе Дюссельдорф Москва».

«Футбол и барабаны – это была моя молодость»

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем детстве в Восточной Германии.
- У меня было детство советского образца: школа, футбол (в 5-м классе я уже стал членом футбольной команды нашего местного клуба.). Когда мне было 6 лет, родился братик, с которым мы дружили. В детский сад я не ходил. Моя мама была из семьи мясника. У нас в Германии в советские времена разрешалось держать маленькие частные капиталистические предприятия с количеством работников до 10 человек. У нас был мясной магазин, я там и вырос с колбаской в руках. И вместо соски, когда я кричал, мне давали маленькую детскую колбаску. Мама там работала. Это было семейное предприятие, поэтому меня там после 1-го класса тоже стали использовать как рабочую силу. Зато у нас всегда у нас были шницели, говядина, свинина, мясные рулетики, даже если это был дефицит, у нас все это было. В меньшей степени было сыра, а с рыбой я вообще не подружился.
Папа был учителем по физкультуре и немецкому языку. У нас в Тюринге было всего 6 тыс. жителей, все знали друг друга, и знали, что у меня отец – учитель.Его коллеги говорили – если ты будешь неприлично себя вести, сразу ему расскажем. Так что я был постоянно под контролем, как и все мыв Советском Союзе (смеется).
Мы чуть-чуть смотрели телевидение, у нас каждый день был в гостях классовый враг – империалистический, так как у нас было и западное ТВ. Мы находились в 40 км от границы с западной Германией, тогда был «железный занавес»… Мы сильно туда не хотели, нам говорили - туда нельзя. Но мы смотрели отвратительный капиталистический мир по черно-белому ТВ, а с 1974-го – уже в цвете.
Я закончил 10 классов в этом маленьком городке, потом я переехал в Йену и учился на комбинате им. Карла Цейсса специалиста по токарным, шлифовальным и фрезерным работам. И в то же время я получил там аттестат зрелости – без биологии, искусства и других гуманитарных предметов. Это дало мне право поступать в технический или экономический институт.

- Вы сразу после школы поступили в институт?
- После Йена перед институтом я служил 3 года в армии, добровольно-принудительно- нужно было отслужить 1,5 года, а я стал подофицером, получил побольше вознаграждение и дополнительные преимущества при поступлении в институт. В армии я был механиком по оружию по самолетам-истребителям МИГ-21, так что я был с советской техникой «на ты», хотя с русским языком у меня тогда все было очень плохо.

- Как складывались Ваши отношения с русским?
- К 10-му классу я выучил «здравствуйте» и еще одно, очень сложное слово, которое никто не говорит, но все знают – «достопримечательность». После 23 лет жизни в России я чуть-чуть говорю по-русски, наш учитель была бы в восторге от того, что хоть один человек из всей этой школы все-таки научился русскому языку.
Потом я поступил в Высшую школу экономики в Берлин-Карлсхорсте, на направление внешней торговли. Мы начали изучать два языка, и через 2,5 года нужно было выбрать, какой язык изучать на более высоком уровне еще 2 года. Я рассуждал так, что возможно я попаду на работу к «классовому врагу» (нужно ведь его изучить, чтобы знать, почему он умирает), поэтому лучше английский язык. Кроме того, я вырос в начале 70-х и уже с 16 лет играл в ансамбле на барабанах. Футбол и барабаны – это была моя молодость. Я и в армии тоже играл, и во время учебы – больше, чем преподавателям было нужно. Во время учебы я всеми делами занимался, только не русским языком.

Группа.jpg

Наша учительница по русскому языку была русская, она женилась на немце из Лейпцига (обычно это бывало наоборот – немцы женились на прекрасных русских советских девушках). Она мне собралась поставить «три с плюсом» (у нас система оценок была наоборот – «единица» высшая оценка, «пятерка» – низшая), я сказал: «Давайте лучше мне «двойку с минусом». «Товарищ Мандель, вы это не заслужили!». А я даже слова «заслуга» еще не знал… А два года назад я через бывших однокурсников передал ей мои координаты, мы созвонились и встретились на Старом Арбате. Она действительно была счастлива, что хоть один из этих кошмарных ленивых студентов выучил русский язык и даже попал в Москву. И хотя она свободно говорит по-немецки, мы с ней прекрасно пообщались на русском.

«У нас самое бодрое настроение по жизни»

- С чего начиналась Ваша карьера?
- После окончания института я пару лет работал во внешне-торговом предприятии (как в Союзе внешнеэкономическое объединение «Станкоимпорт»). Я там пообщался с «классовым врагом», Западной Германией, продал туда нужные им ручные инструменты, поскольку нам нужна была валюта. Потом мои соотечественники решили – всё, социализм уже на грани, в октябре 1989 года начались демонстрации, и 9 ноября пала Берлинская стена. В один день Западный Берлин стал доступным. А раньше это была смертельная опасность…

- Как на Вас повлияло это событие?
- Это было совсем новое явление, все стало по-другому. Потом были первые свободные выборы в марте 1990 года, на которые сильно повлиял Запад. Конечно, в них уже не участвовала СЕПГ, была другая левая партия, были христианские демократы, был канцлер Гельмут Коль, который всех убедил, что будет все по-другому, что вы были под кнутом коммунистов, а теперь все будет прекрасно. По-другому стало, когда мы получили письма об увольнении и стали безработными. В марте были выборы правительства, а уже 3 октября 1990 года было официальное объединение ГДР с Федеративной республикой Германией. «Классовый враг», то есть «большой брат», взял нас за руку и сказал: «Все законы мои, все правила мои, вперед!». Конечно, наши наивные граждане думали, что это все будет хорошо, но...Все стало по-другому: сразу свободный рынок - наши предприятия были ни к чему не готовы, и они закрылись, потом была приватизация… Всё закрывалось, всех увольняли. Я уволился сам. Мы создали маленькую фирму, попробовали купить-продать, покупали какие-то дешевые вещи, продавали в Россию. Потом я попал на работу в области полимерных материалов. Каким-то чудовищным образом мы помогли продать полистирол и полиэтилен из Сибири в Германию.
В начале 1995 года я получил приглашение от однокурсника, который с 1991 года работал в Москве представителем «Мессе Дюссельдорф». Он организовывал участие компаний в немецких выставках. Тогда Союз уже распался, госмонополий не стало и каждый сам решал, на какую выставку ехать.Это был мой любимый предшественник Михаэль Мюллер – «ММ», а другой «ММ» пришел ему на смену. Он создал офис в Москве, 4 года отработал, и ему нужно было что-то новое. Я знал и его жену, они жили в Москве, на Юго-Западе. Он мне предложил сменить его. Но я отказался – я и так часто бывал в России, то на Байкале, то в Иркутске или на Северном Урале… Потом я был у него еще в апреле 1995 года, и снова отказался, а в июне он снова мне предложил. Тогда у нас на работе стало не очень хорошо, и я сказал: «Ладно, давай попробуем». Было 40 кандидатов, и я в этот поезд запрыгнул в последний момент. Какое-то хэдхантеровское агентство в Мюнхене занималось подбором…А я с 1987 года был уже связан с выставочной деятельностью: организовывал стенд нашего комбината, 220 м2, на выставке «1000 мелочей» в Кёльне. После собеседования и компьютерных тестов, причем тест по математике был очень сложный, они мне сказали, что через неделю, возможно, пригласят меня на финальное собеседование в Дюссельдорф. Через неделю мне позвонилии сказали: «Мандель, поздравляем, вы получили эту работу». Я съездил на одну выставку в Дюссельдорф – познакомиться с работой компании, и 14 декабря 1995 года я был уже в Москве. Потом была первая выставка К, Interpack, и вот я иду по этому пути 23 года.

- Вы успели жениться до отъезда в Россию?
- Не совсем женился, у меня есть спутница по жизни. Мы познакомились в Берлине до моего отъезда в Россию. У нас было как в той песне: «…кондуктор понимает, что с девушкою я прощаюсь…» Но мы не расстались навсегда – мы почти супружеская пара, хоть и живем в разных странах. Я периодически бываю в Берлине.

- Как часто Вам удается отдыхать?
- Я отдыхаю не в Москве, если я здесь, я на работе, и с удовольствием. Если не на выставке, то я отдыхаю. Я трудоголик. Не алкоголик! Недавно я был на выставке вин в Шанхае. Моя жена говорит: «Не рассказывай мне о выставке вина и спиртных напитков – это хобби, это не работа». Но я еще получаю за это зарплату. Мы дегустируем, мы не выпиваем! Но с утра и с удовольствием. Все другие выставки настолько здоровые! Хотя один из запоминающихся моментов на выставках в Дюссельдорфе, неважно, какой тематики – когда мы с экспонентами из России собирались вечером на чьем-нибудь стенде или на коллективном и чуть-чуть позволяли себе высокопроцентного удовольствия. Конечно, с тостом (без тостов – это анонимный алкоголизм !). Я являюсь заслуженным «гип-гип-уральщиком» своего коллектива – я люблю закончить тост так: «Да здравствует!» и три раза «Гип-гип-ура!». У нас может быть, не всегда были прекрасные стенды, не самые инновационные материалы и машины, но самое бодрое настроение по жизни.

IMG_2869.JPG

«Стучу на барабанах – снимаю стресс»

FotoMandel_на барабанах.JPG

- У Вас не так уж и много остается свободного времени. Как Вы любите его проводить?
- Мы еще встречаемся с ансамблем, в котором я начал играть на барабанах в 1973 году, и я еще стучу. А в Москве у меня есть электронная ударная установка, и я стучу на ней – снимаю стресс. Конечно, это не акустические барабаны – их слышу только я, в наушниках. Можно проработать тяжелый день, постучав пожестче. Я люблю джаз, рок и блюз. Я чуть-чуть читаю книги. К сожалению, не хватает времени ходить в театр. Раньше я еще играл здесь в футбол, в клубе «Красный молот», эту команду создали еще западные немцы в 1989 году. Но я 6-7 лет уже не играю, это большой минус. Не успеваю. Один раз «не успеешь», а тело потом говорит: «Нет, Мандель, так нельзя! Надо мышцы и связки регулярно тренировать! Осторожно!». Так что это был самообман, и я решил, что не буду больше себя обманывать. Я люблю смотреть футбол.


- Во время ЧМ-2018 какую команду Вы поддерживали?
- Россию, конечно. Когда была игра с Испанией, мы были в отпуске в Австрии, ехали в машине по автобану и могли только слушать по радио. И переживали: «Если бы только продержать ничью до конца, дадут дополнительное время – будет просто прекрасно!». Так и получилось: продержались, защищаясь, молодцы ребята – с испанцами ведь играли, на секундочку. И вдруг пенальти – я сказал: «Отлично, мы почти выиграли!».

- Какие выставки самые любимые?
- Моя любимая тройка.Это, во-первых, Интерпластика и Упаковка. Я их люблю больше, потому что я уже работал в полимерной сфере – после начального профобразования и до армии – два месяца на ТПА. Мы выпускали оптические линзы для фотоаппаратов. Так что я чуть-чуть представляю, что такое ТПА. Поэтому мне удобно общаться на тему переработки пластмасс и упаковочных машин. На третьем месте – хочешь не хочешь – винная тематика.

FotoMandel_2011_2.jpg

«Импортозамещение имеет не только политическое значение»

- Как повлиял кризис на выставочные процессы в России?
- Мы прожили несколько кризисных ситуаций. Я помню еще 1998 год. Был концерт «Роллингов» в Лужниках, 14 августа, а 17-го случился обвал рубля. Потом был 2008 год и «их», как я говорю, банковский кризис, который на нас сильно повлиял. До этого было нездоровое развитие – импорт, импорт,импорт, отечественное производство не развивалось. После 2009 года на наших выставках началось оживление – стало больше и экспонентов, и посетителей, и в Москве, и в Дюссельдорфе, и по всему миру. В 2014 году наступил «наш» кризис. Санкции, конечно, повлияли: уменьшились объемы, в Дюссельдорфе это никак не отразилось – даже российских производителей там меньше не стало, так как им нужно было работать на экспорт, за валюту. В 2016 и 2017 годах стало лучше. И сейчас в стране кризис, а у нас на выставках это не так сильно заметно. Конечно, стало меньше денег в наших кошельках, тратить их приходится выборочно, но это не катастрофическая ситуация. Всё стабилизировалось на хорошем уровне. Я не могу сказать, что я большой поклонник санкций, но важно, что мы поняли: импортозамещение имеет не только политическое значение. Конечно, в переработке пластмасс по-прежнему мало отечественного оборудования, в основном импортное. В упаковочной отрасли и машин, и материалов российского производства много, и стало больше. И это хорошо.

- Как изменилась жизнь в России?
- Изменения колоссальные! Я, на самом деле, опытный комсомолец – впервые в СССР приехал в 1978 году, и так каждый год с 1984 по 1986 год, потом был небольшой перерыв, и с 1991-го я постоянно приезжал. Я был на Абакане, в Новосибирске, на Северном Урале… В 1987 году у был с ансамблем в Пермской области, три недели. Там шла стройка газопровода, и мы туда ездили в рамках культурного обмена. Раньше Пермь и область были закрытыми из-за ракет СС-20, но мы проехали через Пермь с закрытыми окнами и через Пермскую область. Мы были в Лизве, Александровском, Кунгуре… Моя молодежь слушает мои рассказы с круглыми глазами – они не знают таких мест.В Москве, конечно, произошли огромные изменения. 90-е годы – не самое приятное, я помню еще, когда курс доллара был не 40 руб. и не 70, а 10 тысяч - купюры были с тремя нулями. Сейчас цивилизация, цифровизация, смартфоны… За последние 5 лет усовершенствовалась инфраструктура – раньше в Шереметьево, в другие аэропорты было не попасть с этими жуткими пробками. А сейчас три аэроэкспресса. Яндекс.Такси – в приложении, нажал - и через три минуты можно ехать. Я помню, первая IKEA открылась и супер-маркет«Метро» в 2000 году – люди стояли 2 часа, только чтобы получить тележку. Колоссальные изменения в Москве! И в Самаре тоже. Нам и не снилось, что в России будут зимние Олимпийские игры и тем более ЧМ по футболу. Конечно, есть какие-то проблемы, но это не сравнимо с теми проблемами и вопросами ежедневного быта, которые у нас были раньше. Это не только в России, это и во всем мире – прогресс в техническом развитии.

- А как меняются люди?
- Каждое поколение, даже не поколение, а каждые 5 лет происходят изменения – те, кому сейчас 25 лет, не со всем понимают, что говорят 20-летние. Свой язык, свое видение. Изменения происходят также быстро, как появляются новые модели смартфонов. Если честно, я человек вчерашнего дня, этого я не скрываю. Зачем мне делать вид, как будто я справлюсь со всеми этими новшествами, меня нет в ФБ, Твиттере, Одноклассниках, мне и так времени не хватает. Я есть в вотсаппе, так как можно быстро переслать фото, анекдот и т.д. Мне хотя бы справиться с тем, что происходит в моих многочисленных отраслях. Поскольку я общаюсь с отраслевыми ассоциациями, не хватает времени чтобы быть в курсе всего, чего хотелось бы и приходится признавать: время ушло, Мандель то успел, это не успел, ну ладно. Главное мне настолько комфортно, что я не нуждаюсь в том, чтобы посплетничать, смотреть одним глазом на смартфон и злиться – что они про меня или про кого-то там пишут… Я должен справиться со своей работой, я стараюсь хоть чуть-чуть пообщаться с молодежью, чуть-чуть мотивировать, объединить людей. Мы создаем платформу, где спрос и предложение встречаются. Мне удается знакомить людей между собой, и меня всегда радует, когда даже в Дюссельдорфе в период цифровой жизни они встречаются на выставках лицом к лицу. 10 лет назад торговые онлайн-площадки нам предсказывали нашу смерть, мол - ваши выставки никому не нужны, мы делаем виртуальные выставки, эпоха изменилась! Сегодня мы можем сказать – прекрасный интернет и новые возможности 4.0, хочешь – не хочешь, это все будет развиваться так, что нам и не снилось. И всё это дополняет сегодняшнюю ситуацию с выставками в любой отрасли. Даже из России встречаются в Дюссельдорфе люди, которые здесь не встречались. И мы можем способствовать этому делу.

DSC07553.JPG

БЛИЦ
- О чем Вы мечтали в детстве?
- Стать летчиком, потом - стать хорошим ударником, который играет по нотам.

- Есть ли у Вас домашние питомцы?
- Нет. Когда у нас дочка хотела завести птицу или какую-то мышку, я ей сказал: «Дорогая моя, посмотри на порядок в своей комнате, если ты считаешь, что ты сможешь прикормить питомца – пожалуйста. Я думаю, он у тебя даже неделю не проживет». Я с удовольствием смотрю видео в интернете – в таком возрасте собаки или даже какие-то экзотические животные всегда вызывают интерес, или у соседа есть аквариум – прекрасные рыбки. Но сам не возьму ответственность. Я слишком ленивый в этом плане.

- Любите ли Вы готовить?
- Это такая же история. Жена любит готовить. Я говорю: «Любимая, если это твое хобби, мешать не буду, я тебя с удовольствием сопровожу в супермаркет, а еще лучше – в ресторан».

- Ваш любимый фильм?
- «Однажды в Америке» и итальянский фильм «1900».

- Любимая книга?
- «Робинзон Крузо», я её прочитал в детстве не один раз.

- Где вам нравится проводить отпуск?
- На море, мы ездим ко всем возможным берегам. Ещё иногда арендуему на неделю маленький домик в Умбрии (Италия), где можно на неделю отключиться от всего – там почти нет интернета, можно почитать, посмотреть фильмы, поплавать в бассейне, пообщаться с любимой женщиной.

- Что для вас значит «успех»?
- Когда ты что-то успеваешь. Мне важно, чтобы другие были успешными. Мы успеваем, если другие успевают.

- Чем вы больше всего гордитесь?
- Я горжусь, что являюсь частью команды, которая помогает другим быть успешными.

- Что делает вас счастливым?
- Я наслаждаюсь моментом – например, когда удалось попасть в театр, послушать живую музыку. Я не жду, что завтра станет лучше, я счастлив, что сегодня есть здоровье, работа, хобби, семья.

- О чем Вы сейчас мечтаете?
- Когда я уйду на пенсию, моя мечта – играть в ансамбле с моими товарищами, стоять с ними на сцене и играть другим людям то, что они хотели бы услышать. И снова начать играть в футбол. Но самая главная мечта – это здоровье!!!

Фото из личного архива М. Манделя и с сайта Getsiz.ru.
Вернуться к списку