Poly&Pro – сообщество специалистов полимерной отрасли, где можно найти
ответы или поделиться опытом!
Реклама

Александр Олегович Григоров

Александр Олегович Григоров

«Человек должен всю жизнь учиться и набирать высоту»

Ещё один герой нашей рубрики – кандидат химических наук, заместитель генерального директора по развитию НПФ «БАРС-2», увлеченный экспериментатор и изобретатель, замечательный отец и дедушка, страстный рыбак и путешественник, и к тому же – поэт.

В своём интервью Александр Олегович рассказал о жизненном и профессиональном пути, о коллегах, детях и внуке, о достижениях и увлечениях. И о том, что пишет стихи - для души и для ограниченного числа людей. Он не согласен отдавать их в равнодушные руки издателей, но с удовольствием поделился одним своим стихотворением с нами.
- Что Вам больше всего запомнилось из детских лет?
- Я часто вспоминаю свою семью, особенно отца, которого я искренне любил и уважал. Мой отец был профессором, доктором наук и даже некоторое время - деканом химического факультета Ленинградского государственного университета. Это был яркий и талантливый человек, который привил мне вкус к химии. Когда я был маленьким, он приносил домой реактивы, мы делали реакции с различными веществами, делали занимательные опыты, например, «вулканчик», растили кристаллы и т.п. Я уже с детства был влюблен в химию. Отец привил мне не только любовь к химии, но и к музыке. И ещё – вкус к путешествиям. Он про себя говорил, что он бродяга, и я тоже унаследовал ген бродяжничества, а тягу к путешествиям пронес через всю жизнь. Когда я еще учился в школе, мы объездили на машине всю европейскую часть Советского Союза: Прибалтику, Кавказ, Крым, Украину и Белоруссию. А позже, когда я был членом советской делегации в ИСО ТК-61 «Пластики» с 1982 по 1990 год, я попал за рубеж. По этой работе я был во многих странах. Везде старался как можно больше увидеть.

В детстве с родителями.jpg

- Вы были послушным ребёнком?
- Нет, дело в том, что я всегда всё хотел делать по-своему. Послушные дети воспринимают на веру всё, что говорят им родители и взрослые. Это не совсем верно, такой человек никогда не будет творческой личностью. Только человек, который хочет всё делать по-своему, может творить. Отец мне никогда ничего не запрещал, а когда я хотел сделать что-то, на его взгляд, не очень правильное, он говорил: «Я тебе не советую, потому что это может быть опасно или нехорошо» и объяснял причину, почему не стоит так поступать. Я всё равно делал по-своему, но уже думал: «Раз отец не советовал, нужно быть очень и очень осторожным». И это же я прививал своим детям и даже сотрудникам.


- А в химических опытах проявлялась Ваша непослушность?
- Разумеется! Как все мальчишки того времени – это же были 50-е годы – мы играли в войну, устраивали взрывы, жгли фотоплёнку, пускали ракеты. У меня на руках до сих пор сохранились следы этих химических опытов. Но зато химию я полюбил с детства.

- Какие ещё игры Вы любили?
- Конечно, в войну. Мы делали деревянные пистолеты и автоматы, играли в партизанские отряды, зимой штурмовали крепости при помощи снежков. Самое страшное оскорбление тогда было – назвать противника «фашистом». Обиженный тут же кидался в драку! Нынешним деткам это не понять. А тогда, после окончания войны, мы были пропитаны духом патриотизма.
В старшем школьном возрасте я хорошо играл в волейбол. Но меня больше интересовала всё-таки учеба, мои первые небольшие научные опыты. Поэтому профессионально спортом я не занимался.

- Кого из школьных учителей Вы вспоминаете с благодарностью?
- Мне фантастически повезло. В 9-10-11 классах я учился в специализированной физико-математической школе №38. Поступить в нее было очень трудно, конкурс был 7 человек на место. Я поступил и благодарен судьбе за это. Там были собраны изумительные учителя. Многие ленинградцы, кто будет читать это интервью, вспомнят нашего математика Арона Рувимовича Майзелиса. Он учил нас думать и творить. Чтобы получить у него высшую оценку, нужно было решить задачу нестандартным способом, а не так, чтобы просто ответ сошелся с учебником. И второй учитель, которого я вспоминаю с глубокой благодарностью - это наш преподаватель истории и обществоведения, Лев Андреевич Киршнер. Он так преподавал свой предмет, что до сих пор мне не представляет большого труда разобраться в хитросплетениях нынешней политики. Он учил нас думать: а кому это выгодно, а что из этого последует, и почему государство сделало то или иное действие. Он устраивал полит-бои, я думаю, многие выпускники 38-й школы их помнят. Это было здорово! Было очень интересно учиться. Начал я с трех двоек – по математике и по английскому, а закончил школу с серебряной медалью. За три года я подтянул английский так, что уже совершенно свободно разговаривал на нем. Мне это очень пригодилось, когда я учился в аспирантуре и участвовал в первых международных конференциях, на которые приезжали ученые из Европы. Я был одним из немногих слушателей, кто мог с ними говорить по-английски. Также хорошее знание языка было необходимо в процессе работы в техническом комитете ИСО ТК-61, там вообще приходилось неделю говорить только по-английски. Это было очень интересное время, потому что я получил навыки работы в огромном коллективе, в котором представлены практически все государства и нации. И еще благодаря этой работе я перестал преклоняться перед иностранцами. Я увидел, что наши знания и возможности иногда гораздо лучше, чем у наших иностранных коллег.

Студент химфака.JPG

- После школы Вы сразу поступили в вуз?
- Да, причем сдавал один экзамен – как медалист. Я сдал химию на пятерку, и был принят. Я поступил на химический факультет университета, где в то время работал и преподавал мой отец. Он мне сказал: «Не подведи меня». И я на каждый экзамен шел, как на бой. Я был готов на 100 процентов. Поэтому в моей зачетке были только отличные оценки. Самым интересным было то, что нам давали очень глубокие знания по самым разнообразным химическим дисциплинам. Наше университетское образование в то время было одним из лучших в мире. Я много раз общался с иностранными коллегами – они узкие специалисты. У нас образование было значительно шире, причем изучалось всё досконально. Поэтому я общался не просто на равных, а иногда объяснял им какие-то нюансы их специальности.

- По какой теме Вы защищали кандидатскую диссертацию?
- Я окончил кафедру физической химии, и моя диссертация была посвящена термодинамике ионного обмена. Так получилось, что я три раза в своей жизни резко менял специальность. Это было очень интересно, потому что я защищал диссертацию по моделированию процессов ионного обмена на различных средах – жидкой и твёрдой. Потом мне очень помог тот подход, который мы выработали во время подготовки диссертации. Он очень помогает мне и сейчас - я учу своих молодых сотрудников проводить модельные эксперименты - моделировать реальные технологические процессы на лабораторном оборудовании и уже потом переносить результаты на большие промышленные линии.

- Вы не стали дальше развивать тему своей диссертации?
- Если бы я остался работать в университете, я бы эту тему развивал. Но жизнь сложилась так, что после защиты диссертации меня пригласили на работу в научную часть объединения «Пластполимер». И следующие 10 лет я занимался реологией расплавов полимеров. В моей нынешней работе этот опыт очень пригодился, так как процессы смачивания, диспергирования, смешения пигментов и наполнителей в расплаве теснейшим образом связаны с реологией. Не зная ее основ, невозможно разрабатывать процессы и создавать продукты. Уверен, что всякое знание пригождается. Я учусь всю жизнь. Если бы я встретился вот так же, как с Вами, с самим собой 10-15 лет назад, я бы грустно улыбнулся, потому что за эти годы я успел узнать очень много. Человек всю жизнь должен учиться, должен не терять высоту, а наоборот – набирать всё большую и большую.

- Какая высота у Вас была следующая после ОНПО «Пластполимер»?
- Следующая высота – это когда я стал заниматься там крашением полимерных материалов. Я начал выезжать на промышленные предприятия, встречаться с представителями заводов, стал изучать технологические процессы. Не просто в лаборатории, а то, что применялось на практике. Это мне дало колоссально много. Потому что работа в жёстком ритме производства, там, где нужно не проводить месяцами исследования, а буквально с одного-двух раз попасть точно в цель, что мне помогает и до сих пор – с минимумом экспериментов давать хорошие разработки. В ОНПО «Пластполимер» я 8 лет возглавлял лабораторию крашения и декоративной отделки пластмасс и занимался тем же, чем занимаюсь сейчас – созданием концентратов пигментов, красителей и добавок, и реализацией этих разработок на промышленных предприятиях. Сейчас всё происходит еще быстрее, чем тогда – путь от научной разработки до внедрения занимает не больше месяца. Если этот продукт востребован, разработка делается быстро, выбирается лучшая рецептура, испытывается и тут же запускается в промышленное производство.

- Что Вы особенно цените в своей работе?
- Я ценю то, что есть возможность научного творчества. Если бы я работал на предприятии, которое выпускает 10-15 продуктов по известным технологическим картам, мне было бы там скучно. И так и было: до прихода в «БАРС-2» два года я работал на кабельном предприятии заместителем генерального директора и ушел оттуда без сожаления. Это было финско-русское предприятие, платили очень хорошо, но не было возможности научного творчества. Там был другой порядок работы – самостоятельность не допускалась, требовалось работать только по старой финской технологии и невозможно было что-то улучшить, создать, внедрить, проверить какую-то гипотезу или идею. А в моей нынешней работе новое - каждый день.

На выставке.JPG

- Как Вы оцениваете свои достижения в коллективе Вашего предприятия?
- Мои достижения неразрывно связаны с трудом всего коллектива. На нашем предприятии создана прекрасная команда, команда исследователей, разработчиков, которая умеет создавать новые продукты. У нас есть возможность проводить научные исследования и на основе полученных результатов внедрять разработки. Что мне удалось вместе с нашим техническим директором кандидатом наук Виктором Борисовичем Узденским, это внедрить именно научный подход к разработкам. Не просто – взяли, что-то сделали, попробовали, а именно с идеей, модификацией, с внедрением интересных научных фактов и изобретений, с использованием сырья со всех концов света. Вот это я считаю своим основным достижением. Ну и конечно, особенно сейчас, мы уделяем большое внимание воспитанию молодежи. У нас собрана молодая, очень талантливая команда разработчиков, которые, я надеюсь, будут лучше нас.

- Откуда Вы берете кадры?
- Ищем. Очень тяжело найти. Дело в том, что много талантливой молодежи, к сожалению, сейчас уезжает на Запад. Но наше предприятие дает возможность проявить себя человеку с тягой к научному творчеству. И кроме того, мы довольно неплохо оплачиваем труд своих сотрудников. Когда человек приходит, мы его прежде всего серьезно обучаем в течение нескольких месяцев и потом некоторое время опекаем. У меня сейчас есть два молодых сотрудника, Арсений Филатов и Дмитрий Капличенко, которые прекрасно работают, и я надеюсь, что вместе с ними мы сможем осуществить самые смелые проекты, а в дальнейшем они продолжат наше дело. А я радуюсь их достижениям гораздо больше, чем своим.

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших детях.
- У меня двое детей, старшая дочка - филолог по образованию. Она закончила Ленинградский государственный университет. Сын – выпускник химического факультета университета. Мой внук Павел в этом году поступил в Университет технологии и дизайна по специальности «Химическая технология». Таким образом, Павел - представитель уже четвертого поколения химиков в нашей семье. Мы с ним много общаемся, и в чем-то он похож на меня в юности.

С детьми - Машей и Ваней.JPG

- Сын не работал под Вашим руководством?
- Я считаю, что не стоит работать с собственными детьми и членами семьи на одном предприятии. Никогда не будешь относиться к ним объективно. Либо будешь их опекать больше, чем других, либо излишне строго оценивать их работу из боязни, что заподозрят в необъективности к своему чаду. Лучше пусть они работают на каких-то других предприятиях – это, кстати, европейский стиль.

- Своим детям Вы привили любовь к путешествиям?
- Конечно! У меня есть хобби – пешие прогулки по городу. Мы постоянно гуляли в выходные с сыном и моей собакой, пока она была у нас. Обычно – по 15, 20, 25 км. Рекорд – 36 км! Это очень здорово! Во-первых, вы видите город изнутри, во-вторых, у вас несколько часов общения с собственным ребенком, когда не отвлекаешься ни на телевизор, ни на домашние дела, вы идете и разговариваете. Это очень важно, когда вы так проводите много часов со своими детьми – и физически, и эмоционально. Это были замечательные прогулки.

- Как ещё Вы отдыхаете?
- Я очень люблю путешествия – пешие, на машине. У меня с 30 лет собственный автомобиль, а научился я водить в 16 лет. Второе – это рыбалка. Я страстный рыбак. Это тоже передалось мне от отца. Последние несколько лет мы ездим с внуком на рыбалку в Финляндию, где ловим щук и других озерных рыб. Это очень интересно. И правильно говорят, что время на рыбалке вычитается из времени жизни. Вы получаете такой заряд положительных эмоций, что его не с чем сравнить.

С внуком Пашей после рыбалки.JPG

- Какое время года Вы больше всего любите и почему?
- Лето – это мое любимое время года, потому что есть и возможность и выкупаться, и пройтись по лесу, и порыбачить, и пособирать грибы и ягоды – всё это я очень люблю.

БЛИЦ

- О чём Вы мечтали в детстве?
- Я мечтал объехать весь свет. И я действительно много где был. Я лазал по горам, много ездил на машине. Очень яркое впечатление - «Дисней Лэнд» во Флориде в 1990 году. Сейчас этим никого не удивишь, но тогда это было очень ново и необычно. Многие спрашивали: «Как это – ты был в «Дисней Лэнде?!» «Дисней Лэнд» – это не просто развлечение, это чрезвычайно познавательно. Там вы можете посмотреть природу самых различных климатических зон, а в павильоне, посвященном космосу, вас на таком имитаторе прокатят, как будто вы летите в самолете или на ракете в космосе.

- Есть ли у Вас домашние питомцы?
- Сейчас нет. У нас был ризеншнауцер. Это было чудесное время – 12 лет безоглядной любви и преданности. То, что собака может дать хозяину, ни с чем не сравнимо.

- Ваша любимая книга?
- Их много. В частности, я очень люблю книги Джеральда Даррелла о животных и путешествиях. Очень познавательно, и написаны они с хорошим английским юмором. И ещё «Анна Каренина» Льва Толстого, которую я могу перечитывать много раз, каждый раз открывая новые стороны романа.

- Ваш любимый фильм?
- Очень люблю фильмы Эльдара Рязанова. Потому что это талантливые и человечные фильмы, и в них играют великолепные актеры. И - «Покровские ворота» Михаила Козакова, который могу смотреть бессчетно. Один из лучших наших фильмов.

- Где Вам нравится проводить отпуск?
- У озера, на лодке. И каждый год на неделю-две мы уезжаем в Финляндию на рыбалку.

- Что для Вас значит «успех»?
- Успех – это, прежде всего, осознание того, что ты смог сделать что-то интересное, нужное и важное, чего никто ещё до тебя не делал. Это успешное завершение исследований, когда видишь результат. Своим молодым сотрудникам я говорю, что успех не приходит сразу, это может быть с третьего, с пятого, с десятого раза. Но если ты веришь в успех, если ты веришь в себя и интенсивно над этим работаешь, то обязательно добьешься успеха. Я не люблю руки опускать. Не было ещё в моей жизни такого.

- Чем вы больше всего гордитесь?
- Горжусь я своими детьми и внуком. Когда ты видишь, что твои дети выросли хорошими, честными, трудолюбивыми, добрыми людьми, лучше этого, по-моему, в жизни ничего нет.

- Что делает Вас счастливым?
- Можно я прочитаю свой стих? Это одно из моих хобби. Я - камерный поэт, как говорили раньше. Пишу для души:


Как люблю я жизнью наслаждаться!
Каждому мгновению я рад!
Быть, творить, самозабвенно мчаться
В жаркий день, и в снег, и даже в град!

В бой за правду я всегда бросаюсь,
И в беде я другу помогу,
Встречным я прохожим улыбаюсь,
А любовь и дружбу берегу!

И за это жизнь мне щедро дарит
Радость встреч, здоровье и любовь!
Горизонта даль все также манит
Радоваться жизни вновь и вновь!
Вернуться к списку
Реклама